Оконные кружева

 

108eb2d432e9a881e3693ff4726a7d61
Томск. «Дом с жар-птицами» — местная достопримечательность. Ему даже посвящен мультфильм «Сказки томских домовых», который рассказывает детям о томском деревянном зодчестве. Фото: Иван Хафизов

 

Десять лет назад фотограф Иван Хафизов отправился в командировку в Саратовскую область, в город Энгельс. Проходя по улице, он сделал фото деревянного дома с яркими ставнями. С этого момента началась история первого в России Виртуального музея наличников.

 

Случай меняет всё

На вопрос о том, сколько всего было снято материала за десять лет работы для проекта nalichniki.com, Иван Хафизов задумывается и потом рассуждает: 

«Смотрите, фото наличников — около 15 тысяч, наличников с фасадами домов — больше 80 тысяч. Точнее не скажу. Считайте сами: из одной только командировки бывает и по пятьсот фотографий, и больше. А у меня за последний год было больше сотни поездок. Вот так я съездил тогда в Энгельс. Теперь моя жизнь — фактически одно непрекращающееся путешествие по стране».

Фото ярких крашеных ставен в Энгельсе, сделанное десять лет назад, было лишь отправной точкой. На нем бы всё и закончилось, если бы не наблюдательность и профессиональное любопытство Ивана Хафизова: бывая в разных городах России, он заметил, что наличники на окнах домов совершенно разные. 

«Так получилось, что сразу после Энгельса я поехал в Ярославскую область. Проехал Ростов Великий, Мышкин и поселок Борисоглебский. Потом последовала командировка в Нижегородскую область — в городок Навашино, и во Владимирскую — в Муром. Получилось, что за десять дней я посмотрел четыре области, и у меня как лампочка внутри включилась — смотрите, как странно, наличники на окнах в каждой области совершенно разные. Во всех командировках я стал их снимать». 

 

Поселок Борисоглебский Ярославской области. Такой дом с наличниками в виде кокошников в поселке всего один — вероятно, именно в нём жил резчик, так как обычно самая красивая и причудливая резьба встречается именно на домах мастеров. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поселок Борисоглебский Ярославской области. Такой дом с наличниками в виде кокошников в поселке всего один — вероятно, именно в нём жил резчик, так как обычно самая красивая и причудливая резьба встречается именно на домах мастеров. Фото: Иван Хафизов

 

Путешествие в неизвестность

Первое время Иван снимал все дома, что ему попадались на пути, но потом он стал искать их целенаправленно. А как искать? Ему казалось, самый простой способ — это пойти в пожарную часть города. Ведь там наверняка должны знать, где у них деревянные дома. Но он ошибся. Оказалось, у пожарных нет данных о том, где каменные дома в городе, а где — деревянные. В краеведческих музеях тоже далеко не всегда могли ответить на его вопросы. Но очень скоро Иван научился определять, куда идти, пользуясь обычной картой местности. 

«Например, бывает, что город разрезает железная дорога, видно, что он развивался в основном в одну сторону, значит, за железной дорогой наверняка будут старые кварталы, частенько с резьбой, — объясняет фотограф. —Так, например, в Ижевске. И в этих старых кварталах можно найти много интересного. А дома побогаче чаще всего встречаются в историческом центре города». 

 

 Фото 2. Ижевск. Оригинальные наличники, будто перевернутые вниз: местные жители утверждают, что чем больше на наличнике «капель»,  тем более это гостеприимный дом. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ижевск. Оригинальные наличники, будто перевернутые вниз: местные жители утверждают, что чем больше на наличнике «капель», тем более это гостеприимный дом. Фото: Иван Хафизов

 

Но Иван тут же добавляет: это все очень условно. «Охота» за наличниками — всегда путешествие в неизвестность. Бывает, все признаки говорят о том, что в конкретном месте должны быть интересные деревянные дома с резьбой, а на деле оказывается, что приезжаешь на место — и там пусто.

«Так было с Вологдой. Я поехал туда, помня знаменитую песню про "Вологду — резной палисад". Но на месте нашёл буквально несколько домов с весьма ординарной резьбой. Бывает, конечно, и наоборот: есть городки, от которых ничего особенного не ждёшь, а там оказываются настоящие открытия. Например, поселок Злынка Брянской области. Там были самые красивые наличники, которые я когда-либо видел, — с очень вычурной резьбой, колоссальной сложности».

 

Вологда.  В этом здании находится государственное учреждение. Дом недавно отреставрирован, он один из немногих в городе украшен резьбой. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вологда. В этом здании находится государственное учреждение. Дом недавно отреставрирован, он один из немногих в городе украшен резьбой. Фото: Иван Хафизов

 

Никаких правил 

Искусство наличника пришло в Россию в XVII веке из Италии, после того как  в нашей стране открылся первый стекольный завод. Правда, в Италии подобие наличников — колонки, портики, подоконники — выполнялись из камня, на Руси же строить из этого материала могли единицы, поэтому камень заменяли деревом. Помимо декоративной есть у наличников и практическая функция: закрывать швы между оконной рамой и срубом. 

Название «наличник» в разных областях звучит по-разному: например, в Липецкой области — это «обналичник», на границе с Белоруссией ходит слово «лиштва» и там слово «наличник» многие даже не знают, на Урале —«белендряс», «обоконка»

Иван говорит, что искусство резного наличника не имеет четких канонов, кроме одного — осевой симметрии (то есть когда правая сторона зеркально повторяет левую). Все остальные правила локальны. 

Считается, что самая пышная резьба — на домах побогаче: на самом деле это не всегда так. 

«Старой знати обычно не надо было никому показывать свой статус, все и так знали об их положении. Так, например, было в Переславле-Залесском, — рассказывает Иван. — А те, кто, как говорят, прыгнул из "грязи в князи", пытался поднять свой авторитет и пышно украшал дом резьбой». 

Специалисту довольно просто определить, глядя на наличник, из какой он области, но большее значение имеет привязка не к местности, а к мастеру. Так же, как и городецкая или гжельская росписи начались с одного художника, так же и наличники начинаются с резчика. Резчики не ездили работать далеко от дома, в некоторых деревнях вообще нет резьбы — потому что не нашлось мастера.

«Как-то в селе Восход — раньше у него было забавное название Полтевы Пеньки — местная бабушка рассказала мне, что у них жил резчик-любитель, который украшал дома в 30-е годы, а потом ушёл на фронт. Такие истории часто можно услышать, — вспоминает фотограф, — а вот в Новосибирск, Томск, Иркутск приезжали мастера из Петербурга, профессионалы, знающие и барокко, и ампир, имитировали в дереве каменную архитектуру, были и такие мастера, которые занимались восстановлением иконостасов, поэтому единых правил нет, везде они зависели от школы и вкуса мастера». 

 

Томск. Купеческий дом в Татарской слободе. Растительный орнамент декора отсылает к  татарским национальным узорам, а также к архитектуре барокко и итальянской резьбе по камню. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Томск. Купеческий дом в Татарской слободе. Растительный орнамент декора отсылает к татарским национальным узорам, а также к архитектуре барокко и итальянской резьбе по камню. Фото: Иван Хафизов

 

Неуходящее искусство

Последние годы наличники можно увидеть разве что на старых деревянных домах, в новых дачных поселках вокруг больших городов их не встретишь, но Иван Хафизов уверяет, что мода на наличники в России никуда не уходит. Просто надо отъехать подальше от «цивилизации».

«Я как-то снимал в Ивановской области, там есть прекрасные дома с резными наличниками, спросил у местных: каких лет?  А они: эти прошлым летом поставили, эти — три года назад, а эти старые — десять лет назад»,— рассказывает Иван. 

Особенно популярны наличники в национальных республиках, таких как Татарстан, Бурятия, Чувашия, — вероятно, потому, что небольшие народы более трепетно относятся к сохранению культурных традиций, считает фотограф. Например, в Татарстане принято делать наличники из жести и потом красить их краской. Издалека они почти неотличимы от деревянных. 

 

Кунара, Свердловская область.  Этот дом в стиле наивного советского искусства был построен в середине XX века кузнецом Сергеем Кирилловым. Украшен элементами и персонажами советской пропаганды и русских сказок. Несколько лет назад отреставрировать дом помог нынешний глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кунара, Свердловская область. Этот дом в стиле наивного советского искусства был построен в середине XX века кузнецом Сергеем Кирилловым. Украшен элементами и персонажами советской пропаганды и русских сказок. Несколько лет назад отреставрировать дом помог нынешний глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Фото: Иван Хафизов

 

Невосполнимые потери

Путешествуя по стране, Иван больше всего расстраивается, видя, как гибнут уникальные памятники деревянного зодчества. 

«В городе Кимры Тверской области сносят дома с чудесными наличниками, это огромная потеря, ведь это готовый памятник эпохи модерна, которого нигде больше нет. Очень обидно, что это не ценят», – сетует Иван. Многие наличники, запечатленные его камерой, уже уничтожены, и сегодня мы можем увидеть их только благодаря Виртуальному музею.

Сейчас Иван Хафизов готовит к выпуску книгу, в которой соберёт самые красивые и оригинальные наличники, снятые им за десять лет работы. Деньги на издание книги Иван собирал с помощью краудфандинга – как и на свои командировки. 

 

Кимры. Дом в стиле модерн, принадлежавший сапожнику, – точная копия того, что был построен здесь в начале XX века. В 1900-е годы Кимры славились производством кожи и обуви, поэтому подобный дом мог себе позволить не только купец, но и обувной мастер. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кимры. Дом в стиле модерн, принадлежавший сапожнику, – точная копия того, что был построен здесь в начале XX века. В 1900-е годы Кимры славились производством кожи и обуви, поэтому подобный дом мог себе позволить не только купец, но и обувной мастер. Фото: Иван Хафизов

 

«Люди очень тепло отнеслись к моему проекту, – рассказывает фотограф, – например, однажды я познакомился с директором сети гостиниц "Базилик", и его так впечатлила идея Виртуального музея, что он разрешил мне бесплатное проживание в его отелях во время командировок. Сам проект не приносит дохода, учитывая, что я почти всё время трачу только на него. Держит на плаву продажа календарей, недавно вот ко мне подошла женщина на ярмарке и предложила сделать фотоальбомы, в которых каждое окошко было бы оформлено разными "наличниками". Идей много, и я надеюсь, что всё получится воплотить. В ближайшем году у меня запланировано еще 85 поездок по России, после чего книга будет выпущена. Это будет первый сборник по домовой резьбе не в конкретном регионе, а в целом в стране. И надеюсь, это станет ещё одним шагом в возрождении интереса к этому искусству».

 

Нижний Новгород. Наличники Нижегородской области отличает так называемая глухая резьба, которая считается наиболее сложной и тонкой. Делается с помощью стамесок и придаёт орнаменту выпуклость, объём и рельефность. Такое отличие от других областей объясняется тем, что в Нижнем Новгороде издавна жили резчики, которые украшали корму кораблей. Фото: Иван Хафизов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нижний Новгород. Наличники Нижегородской области отличает так называемая глухая резьба, которая считается наиболее сложной и тонкой. Делается с помощью стамесок и придаёт орнаменту выпуклость, объём и рельефность. Такое отличие от других областей объясняется тем, что в Нижнем Новгороде издавна жили резчики, которые украшали корму кораблей. Фото: Иван Хафизов

Карина Салтыкова

Источник информации: ТАСС